воскресенье, 30 сентября 2012 г.

Старое пожарное депо.

Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Москва, спаленная пожаром?
Царь Алексей Михайлович, своими руками подписал 30 апреля 1649 года, документ называвшийся «Наказ о Градском благочинии».
Этим наказом, в Москве, впервые в Российском государстве вводилось постоянное, круглосуточное дежурство пожарных дозоров.
Которые должны были не только принимать активное участие в тушении пожаров, но и контролировать соблюдение существовавших на тот момент правил пожарной безопасности.
Также, пожарные патрули обладали правом применять ряд карательных мер к нарушителям правил пожарной безопасности.
Пермяки тоже не хотели гореть, создавали пожарные команды.
Летом воду держали в бочках, зимой рубили проруби и постоянно их очищали от льда.
Подвозить воду на лошадях - это вынужденная мера, с ведрами много не набегаешь.
Это фото с вершины музея, вдали видны дома сейчас живущих и река.


Перепад высот не маленький, колодцы глубокие, пока ведро поднимешь!
А побегать с ведрами много - много раз?


На фото пожарное депо, начало 20 века, есть вышка, с которой наблюдали за окрестностями, вглядываясь в даль.


Бочки с водой на телеге и на санях, насосы ручные для подачи воды по рукавам - все доставлялось к очагу возгорания на конной тяге.


Хороших дорог в то время, тем более, в распутицу не имелось.
По стенам развешены хомуты, пожарные рукава, багры, топоры и прочие инструменты для тушения пожаров.


Запаски для повозки всегда в наличии.

Изба Игошева, дом середины 19 века. Пермская губерния.

Проходим по деревянным мосткам дальше.


Еще один тип домов, которые наши предки строили еще в старину.


Остекление оконных переплетов, дверные полотна из дуба.
Табличка, скупа на слова.
На окнах — деревянные ставни.


Накаты, заподлицо с низом балок - впритык.


Само строение вытянутой формы, под одной крышей.


Построено по традиционному плану дома, состоящего из двух жилых зон (основная зона видна слева на данном снимке), с прихожей и приступком у входа, расположенного по центру.


Дом построен из тесаных и плотно пригнанных друг к другу сосновых бревен.


Основная нагрузка равномерно распределена на нижние венцы строения, низ  из очень больших, в диаметре, бревен.
Которые лежат на каменном основании, сложенном из крупных булыжников.


Края деревянной крыши выступают гораздо дальше стен здания, и это отличный пример защиты от осадков, у нас на Урале.
Дождь или снег, а вся влага отводится подальше от дома.



О самих Игошевых, владельцев дома, их потомках или однофамильцах информации мало:

Игошев Иван Евдокимович, родился в 1890, д. Грибаны, Уинский район, Пермская обл.
Русский. Арестован 20.09.1942.
Проживал там же.
Осужден 21.11.1942.
Обвинение: АСА.
Приговор: 6 лет лишения свободы.

Игошев Петр Васильевич, год рождения - 1892.
Место рождения - деревня Грибаны, Уинский район, Пермская область.
Русский.
Арестован 01.04.1938.
Проживал там же.
Дело прекращено за недостаточностью улик.
Освобожден 27.12.1938.

Игошев Борис Корнилович, год рождения 1902.
Место рождения - деревня Грибаны, Уинского района, Молотовской области. 
Призван в ряды Красной Армии в 1941 году
Рядовой, стрелок 359 й стрелковой дивизии.
Погиб в бою 18 декабря 1941 г.
Похоронен в деревне Цветково, Калининской области.

суббота, 29 сентября 2012 г.

Михайловский соляной ларь — редкий памятник русского деревянного промышленного зодчества


Михайловский соляной ларь, год выпуска примерно  1880.


Доставили по реке, без разбора, прямиком из г. Соликамска.
Соляной ларь — сооружение для хранения рассола перед его отправкой в варницу для выпаривания (вываривания) соли.
Соляные лари появились на прикамских соляных промыслах в последней четверти 18 века.
В начале 19 века они уже стали традиционными сооружениями соляной технологии.
Усть-Боровской солеваренный завод имел в начале 20 века при 12 варницах имелось  7 соляных однотипных ларей.
Это - Михайловский соляной ларь, построен в период закладки основных зданий завода, время постройки - 1886 года для Михайловской и Троицкой варниц.
В 1975 году ларь перевезен на территорию АЭМ "Хохловка" водным путем без разборки памятника.
Соляной ларь, перевезенный на территорию музея по реке, один из пяти, сохранившихся на Усть-Боровском солеваренном заводе к моменту его закрытия в 1972 году.


Михайловский ларь — изба на подклете, с двухскатной тесовой кровлей.
Основной этаж — глухой деревянный чан, наполнявшийся раствором.
Он выполнен из плотно подогнанных друг к другу брусьев с прокладками из шерстяного войлока.
Чтобы стены не выпучивало, по сторонам поставлены попарно стойки из бревен.


Вся эта конструкция стянута горизонтальной рамой — с жимом из бревен и металлическими растяжками.
Чан поставлен на подклет — небольшие по высоте рубленные клетки.
В днище ларя расположены отверстия для спуска рассола по трубам в цирены варниц.
Отверстия закрыты пробками — высокими шестами.
Клетки основания рублены в обло из сосновых бревен.


На клетки положено 14 поперечных прогонов.
На этих прогонах, воспринимающих основные нагрузки, лежат плахи днища.
В углах лежат брусья квадратного сечения, на которые опираются длинные стены чана.
Горизонтальная деревянная рама и металлические растяжки объединяют стойки всех четырех стен в единую конструкцию.


Поверх стен уложены прогоны для опоры на  строительные конструкций крыши.

Хохловка, усадьба Баяндиных - Боталовых.


Огромные хоромы по тем временам, дом Баяндиных - Боталовых, конец 19 века.


Стоял этот домик в Коми-Пермяцком округе, Юсьвинский район, деревня Дмитриево.
Усадьба зажиточного коми-пермяцкого крестьянина, с торговой лавкой и синильной мастерской.


На первом этаже находилась теплая изба с русской печью, клеть для хранения муки и зерна, торговая лавка и синильная мастерская по окраске холстов.
А на втором этаже - горница с печью-голландкой, кухня и клеть.
Торговая лавка, полный ассортимент товаров, необходимых для жизни жителей верхнего Прикамья.
Торговали наши предки различными товарами, от тканей и кухонной утвари,  до довольно серьезных строительных инструментов.
Стеклянные и металлические изделия присутствуют.


Любуйтесь.

пятница, 28 сентября 2012 г.

Изба Кудымова, музей под открытым небом.

Даже по нашим меркам, домик с пристроенными хозяйственными постройками занимает  не мало места.


При визуальном осмотре - кровля дерево, водосточные желоба из дерева так же присутствуют везде, даже на крыше крыльца.
Фундамент из камня, стоит такой "коттедж" уже пару сотен лет, еще и переезд вытерпел.
Умели раньше строить.
Состоит из двух встроенных срубов.
Также с тыльной стороны дома, во дворе можно заметить крытый двор, который примыкает к основной усадьбе.



Изба как главный костяк, к ней пристроен хозяйственный двор, в котором помещение делится на верхнюю и нижнюю часть.
Вверху находился сеновал, для хранения заготовленной, высушенной травы для скота.
В нижней части двора размещались животные - коровы, овцы, стояли клетки с курами, яйцо только что снесенное яйцо, с  утра всегда было в рационе у жителей Пармы.
С улицы на сеновал был построен подъезд, который помогал осуществить подъезд  для телеги.
Сдали задом телегу, вывалили бабу с воза - кобыле легче.
Это позволяло местным кулака снижать издержки, богатеть и ждать прихода революционных масс, которые их раскулачили.
Интересно, ипотеку оформляли, строили сами долгие года или сразу за черный нал купили?

Внутри вполне комфортная высота, даже для нас акселератов.



Стол, лавки, туески с провизией, как всегда люлька на шесте для младенца.
Фото другой половины дома, там замечаем ткацкий станок.
Естественное освещение в избе отличное, умели наши предки  строить дома и использовать короткий световой день.
А то понастроили хрущевок и брежневок, стоят не понятно как, солнечный свет в квартирах отсутствует, даже как тема в беседе.
Темно всегда, как сами знаете где и у кого.



И тут цивилизация свои "грязные руки" протянула, провода по наружке, в коробке.


Стоят бочонки, висит на стене одежда.
Читайте на здоровье, вот сама табличка на доме Кудымова, Хохловка.


Усадьба коми - пермяцкого крестьянина.
Северо - Западное Прикамье.
Дом построен в середине 19 Века, в Юсьвенском районе, Коми - Пермяцкий округ.

Стоял себе, люди в нем жили.
Затем прошел ураган истории, вот как описывает это один проживающий рядом:

Мальчишки двадцатых годов жили одновременно в двух мирах: старом, с трудом и нехотя уходившем в прошлое, и новом, только что зарождавшемся.
Не представляли исключения и ребята нашего Соликамского уезда (ныне Кудымкарский район) Пермской губернии.
О прежних хозяевах жизни у старших оставались лишь недобрые воспоминания.
Словно и не было их, разных богатеев — всех этих купцов, помещиков да приказчиков, сметенных революцией и недавно окончившейся гражданской войной.
Но люди еще делились на зажиточных и «голь перекатную», в обиходе были ненавистные для нас, 10–12-летних, слова «кулак» и «мироед», а потом появилось еще одно — «нэпман».
Что это осколки старого мира, обреченные историей на гибель, мы, школьники, знали куда лучше, чем наши домашние.
Но как доказать, убедить в этом своих, соседей?
Как заставить их не ходить на поклон к классовому врагу, не просить у кулаков мучицы, зерна, картошки, за которые весной придется батрачить?
Уроки политграмоты в школе-пятилетке, которая была в начале двадцатых годов в нашем селе Верх-Юсьва, воспитывали у ребят классовое чутье.
Дома я тоже проводил агитацию, но до матери она не доходила.
Мать молча слушала, качала головой от удивления, когда я с возмущением рассказывал, как бессовестно наживаются за счет трудового крестьянства сельские богатеи, а сама продолжала свое.
Больше всего я боялся, что рано или поздно в школе узнают, что мать то и дело ходит к зажиточным односельчанам отрабатывать за подаяния — убирать скотные дворы, унавоживать огороды, обстирывать целые семьи.
Мне, пионеру и отличнику, очень хотелось убедить свою несознательную мать. Но голод — не тетка.




суббота, 8 сентября 2012 г.

Мельница, ветряная, одна штука. Архитектурно - Этнографический музей "Хохловка".



ВЕТРЯНАЯ МЕЛЬНИЦА XIX века из деревни Шихари, Очёрский район.


Редкий образец русского деревянного зодчества первой половины девятнадцатого века.


Владелец - зажиточный крестьянин Кузьма Рахманов, затем она перешла по наследству его детям и внукам, а в годы коллективизации экспроприировали  в пользу коллективного хозяйства "Красный боец".


Шатровая мельница с вращающимся оголовьем, рублена "в лапу" восьмёриком от земли.
При помощи системы шестерён, стояка и колёс с пальцами движение ветряка передаётся на жернова.
Как пишут – высота сруба 8,5 метра, ширина 3,4 метра.


Как я вижу визуально, все эти размеры спорны, рулетки нет, не измерял, но судя по фотографии, там совсем другие габариты.

Старая колокольня, Хохловка.


Колокольня, высотой под 30 метров, стоит на самом высоком месте.


Там говорят, что это, единственная колокольня из сохранившихся деревянных, рубленных в лапу.
Задача звонницы  – как можно дальше передать колокольный звон.


Ставили колокольню в стороне от церкви.
Своими децибелами, звонница могла нанести ущерб другим зданиям в округе.
Вибро шумоизоляция в старину - это мох и лен.
В наше время не большая защита от шума есть, но по старинке все строят.
Ни чего не изменилось на строительном рынке. 
Перезвон от колокольчиков не идет ни в какое сравнение с ударами в главный колокол.
Земля трясется.
А соседи с верху достали своим топаньем!

Богородицкая церковь. Пермь, Хохловка.


Год постройки и сдачи в эксплуатацию примерно в 1694 году.


Забрали  в музей из села Тохтарёво, Суксунский район.
Замечательный образец русских мастеров по дереву, редкий памятник русского деревянного зодчества конца XVII века.
Церковь построили в старинном поселении Тохтарёво.
Бревна подогнаны.


Как говорят экскурсоводы это: "Жемчужина прикамского деревянного зодчества", памятник, покоряющий своей простотой и изяществом.


Как обычно, учитывая пермский период (пермские боги, пермские динозавры),  церковь опять  принадлежит к древнейшим клетским храмам, имеет алтарь, трапезную и паперть.
Пятистенок - алтарь перекрыт бочкой, над которой размещается главка.
Главы (центральная и алтарная) и бочка крыты деревянной черепицей-лемехом.
Узорная епанча, обрамляющая главки церкви снизу.


Элементы, которые украшают церковь, резные причелины и полотенца на кровле.


Церковь имеет два этажа.
Подклеть весьма вместительная - высота более трех метров.
Пред назначена для хранения зерна, сельскохозяйственных инструментов, даров церкви.
На втором этаже проводилась служба.


Внутри церкви все устроено скромно, ни каких излишеств.


А здесь я увидел разрушенную церковь

Музей под открытым небом. Сторожевая башня XVII века.

Казань брал, Астрахань брал, Урал не брал (с). Иван Грозный!
Из села Торговище, Суксунский район.


Сторожевая башня, перевезли по бревнышкам из села Торговище, Суксунcкий район (XVII век, копия 1905 год), который по древним записям  входил в состав Торговищенского острожка, располагавшегося на водном пути - реке Сылве, вблизи Сибирской дороги.
Собранный из срубленных деревьев в 60-е годы XVII века, острог служил опорным пунктом против набегов местных племён.


Сторожевой острог был окопан рвом и обнесён частоколом с восьмью сторожевыми башнями.


Дежуривший караул первым замечал басурман, и сообщал всем желающим об нападении.
Центральная проезжая башня, по старым записям, имела ворота, которые закрывались на огромные замки, из-за чего село было прозвано "Торговище - запёртые ворота".


В народе эта башня была прозвана "пугачевской" - один из пугачёвских отрядов осадил острог и сжег его, но проезжая башня уцелела и была перенесена на новое место.
Наконец, в 1899 года башня сгорела окончательно во время местного пожара, и крестьяне в 1905 году восстановили её своими силами.

Музей Хохловка, на Каме, церковь Преображения.

Пермский край, река Кама.
Подплыли к Хохловке.


Год "выпуска" - 1707 г.
Об этом нам сообщает "информационная" табличка.


Привезли по бревнышкам из села Янидор Чердынского района.


Церковь стоит на высоком подклете - хозяйственный этаж, в котором по рассказам стариков, ещё в прошлом веке хранили пушнину.


Церковь Преображения - тип «клетского» храма "кораблем", то есть все три части ее вытянуты в одну линию (высота храма 23 м).


В центре - четверик.


Совершенно необычно завершается центральная часть памятника: на клинчатой кровле - крещатая бочка с главой - единственный пример в русской деревянной архитектуре, сохранившийся до нашего времени.


Это чрезвычайно сложная конструкция, требовавшая от мастеров необыкновенно точной разметки.


С востока прирублен алтарь, с запада -трапезная.
Стены сложены из отборного кондового леса.
Брёвна тщательно пригнаны друг к другу, поэтому ни мох, ни другой утеплитель не требовались.


Огромные, в обхват толщиной стволы переплетены чисто и тонко.
Строители постепенным выпуском брёвен уширили верхнюю часть сруба.


Получились повалы, которые зрительно поддерживают кровлю, создают впечатление устойчивости и равновесия.


Лёгкие части постройки - главы, бочки - покрыты деревянной чешуёй - лемехом.


Материалом для лемеха служила свежесрубленная осина.

Со временем, высушенный солнцем и ветром, лемех приобретал серебристый оттенок.


Очень интересен интерьер церкви - великолепный портал ведёт из галереи в трапезную, потолки из толстых плах, добротные пристенные скамьи, резные косяки, алтарные преграды.


Церковь срублена без единого гвоздя (прибиты только лемешинки), всё держится при помощи пазов и врубок.


Все фото кликабельны!